Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки

2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2008
2007
2006
2005
2004
2003
В СТОРОНУ СВЕТА (к проекту IN A DIFFERENT LIGHT)
28 Ноябрь 2008


"Скорость света является абсолютной величиной" Альберт Эйнштейн

"Светить всегда, светить везде. . . "
Владимир Маяковский





Трубчатые элементы появляются впервые в авангардной культуре в начале прошлого столетия. Наполняясь динамическими состояниями цвета-света, они структурируют образ нового человека в живописи Казимира Малевича, их модули формируют пространство в абстракциях Фернана Леже, превращаясь в опоры, в конструкции, на которых крепится мир. Эволюция этой пластической системы естественно и органично достигает своих пределов в неоновых технологиях, образуя универсальный 'текст' в культуре нашего времени.

Искусство Владимира Кузьмина и Урсулы Молитор находится именно в этом актуальном поле пространственных координат, рассматривая нашу постмодернистскую реальность как мерцающую империю знаков, способную хранить информацию в идеальном коде 0 и 1, света и тьмы. Реализованная в образах элементарной геометрии и платоновских идей, она открывает неограниченные возможности в своей комбинаторике, накапливая внутренние числовые и пластические смыслы.

Философия визуального Владимира Кузьмина и Урсулы Молитор неотделима от современных научных парадигм пространства и времени, фиксируя образные актуальности в их интеллектуальных слоях. Позиция наблюдателя в теории относительности Альберта Эйнштейна естественно обнаруживает себя в 'свидетельствах' художников, превращая точку зрения в живую рефлексию и наделяя ее особым контекстом. От ее положения меняется не только художественная система координат - она интегрирует в себе предыдущие и возможные последующие состояния визуального опыта, постоянно транслируя чувственное в понятийное, а понятийное вновь возвращая в образную реальность. Ее энергия, также как и в релятивизме Альберта Эйнштейна, абсолютизируется светом, его идеальной скоростью, превращаемой в информацию, в 'картину мира', как говорил Мартин Хайдеггер.

Маркируя реальность, обозначая ее универсальным светящимся модулем, художники балансируют на грани субъективного и объективного, между наблюдателем и участником, скрывая в отстраненности неоновых технологий, в аскезе свидетельства свое личное переживание. Эта стратегия позволяет удалять и приближать реальность, приобретая качества 'машины зрения', обладающей зумом фотокамеры, феноменальностью фокуса цвета-света и энергетическими свойствами. Мощное этическое начало пластической репрезентации Владимира Кузьмина и Урсулы Молитор погружается в глубины инсталляции 'In a different light', в ее феномен слоистости. Оно уходит в интеллектуализацию 'разглядывания', отказываясь в своей простоте от явной манифестации, 'уплотняя' пространственные слои визуального, пронизывая их временем и историей. Образы инсталляции мерцают как светлячки в природной естественности, где непосредственный мир встречается в руинами цивилизации, открываясь единой горизонталью, единым событием нашего драматического бытия.

В этих координатах 'In a different light' становится именно тем 'радиусом кривизны', на котором базируется неоднородность нашего пространства как истории. Параллельные в классической культуре, векторы наблюдений новейших стратегий образуют в оптике Владимира Кузьмина и Урсулы Молитор неевклидову геометрию, точки пересечения, энергетические узлы, актуальный фокус, выявляя в явленном особый световой резонанс, где время и пространство составляют единой целое. Свечение в инсталляции художников демонстрирует квантовую визуальность, дискретную последовательность информации, посылаемую в наше сознание в пульсирующей прогрессивной настойчивости, провоцируя культурную память. Ее сигналы как вспышки, как дзеновские коаны разрушают устойчивость клише прошлых визуальных стратегий, спотыкаясь о некое 'что-то не так'. Формально сближенные с традиционной образностью - с античными гармоничными пропорциями и рядами, сезанновскими 'цилиндрами' золотого сечения и 'летающими корпускулами' Даниила Хармса, они явно утверждают внутреннюю радикальную измененность современного зрения и пространства нашей экзистенции, переживающей непрерывные катастрофы.

Неоновый 'взгляд' искусства Владимира Кузьмина и Урсулы Молитор фактически открывает мгновенное равновесие в неравновесных измерениях реальности, в паузах, в сдвигах и разрывах ее ткани, где собирается и встречается прошлое и будущее. Художники нуждаются в технологическом зрении как в новой оптической инструментальности, способной регистрировать толчки, покачивания, колеблющиеся состояния нашей виртуальной цивилизации. Нелинейность этих состояний, их смещения относительности оси истории с трудом обнаруживается или практически не обнаруживается глазом, отягощенным комфортным картинным видением. Но инсталляция 'In a different light', созданная неоновой структурностью, органично мерцает в 'Руинах' МУАРа, постоянно осуществляя свой выбор между светом и тьмой, созиданием и разрушением и в то же время оставаясь за их пределами, в метафизическом зависании в нашей бесконечной ностальгии и в зеркальном узнавании самих себя. Ее парадоксальная избыточная конструкция, погружена в зыбкое замирание нашей истории, в ее пронзительное бессмертие в этом нескончаемом стоянии перед перекодированной технологиями реальности. От нее невозможно дистанцироваться - она принадлежит непрерывности бытия, узелкам жизни, бесконечно продолжающемуся человеческому роду.

Ее образ универсален и, казалось бы, замкнут в себе, но в технологических измерениях Владимира Кузьмина и Урсулы Молитор он пересекает границы культуры и предстает непосредственной судьбой человека в соблазнах истории, в ее ярких светящихся карнавальных одеждах, позирующий в ситуации Высшего суда. Неоновая технология, ее световая энергетийность как свидетельство предельных состояний беккетовского 'В ожидании Годо' - особых состояний, не декорированных живописью, сообщающей благополучие и иллюзорный покой - позволяет утверждать сверхличные ценности, сохраняя при этом независимый творческий жест. Именно технологическая феноменальность искусства Владимира Кузьмина и Урсулы Молитор манифестирует критические границы нашего здоровья и наших болезней, последнюю меру мира, его обнаженность и его инфляцию, где припоминание и предвидение взаимодополнительны. Их пространственные парадигмы, где сталкиваются ready-made и удвоенная, утроенная технологиями - и этим уже измененная реальность визуального человеческого присутствия - оценивают собственное свидетельство как световой сигнал в терминах его интенсивности интеллектуальной напряженности и непреложной подлинности.

Они определяют полноту Логоса, его информационные феномены, меняя акценты, отказывая инсталляции в профанности, при всей ее демократичности, указывая на восстановленные позиции света и тени, существующие уже в империи знаков. Эти позиции закрепляются абсолютно новыми, формально внеэстетичскими модулями, обязанными своим возникновением - в системе компьютерных технологий - стремительным расчетом пикселей из которых складывается код цифровой репрезентации. Чтобы декодировать один из этих пикселей, необходимо проанализовать также предшествующие и последующие фазы его 'памяти', формируя компьютерный механизм зрения. Сканированная в этих визуально-технологических стратегиях реальность обретает абсолютно новое 'разрешение' и именно в том смысле, когда говориться о наилучшем 'разрешении изображений'. Ее светящаяся материя, ее плазменные формы в инсталляции 'In a different light' открывают свой собственный голос и облик, свой генетический код и внутренний смысл. Они окрашиваются рефлексией, их структуры начинают наглядно подчеркивать качественно новые связи искусства с философией языка, где зрение встречается с чистым сознанием, не требующим достоверности тактильного жеста.

Европейская абстракция и российская беспредметность отождествляются в этом Проекте не с безграничностью материи, а с безграничностью и вариативностью концептуальных визуальных размышлений о качестве окружающей нас реальности, о ее расслоенности, нуждающейся в особом диалоге, на который оказался не способным монологический авангард. Художников Проекта интересует диалог объектов ready-made не как новая вещественность Татлина или Дэна Флейвина, а как система коммуникационных связей, как интеграл смыслов, как его контекст, раскрывающийся только через полноту визуального интеллектуального опыта.

Инсталляция 'In a different light' в этой концепции приобретет иконографический и иконологический характер. Она несет в себе особую метрику барочной избыточности, конструктивистских масштабов и точку отсчета в творческих координатах художников - и вместе с тем, соблюдая всю свою субъективность, наполняется сверхличным началом. В наглядности ее схемы 'просвечивает' живая эволюция культуры, непреложность ее процессуальной феноменальности и синхронно с ней - интеллектуальное переживание ее динамических пространств самими авторами. Ее конструкция постепенно накапливает гравитацию смыслов истории, составляя 'волновой' характер времени, ее 'бегущую строку' по контуру инсталляции и одновременно представляя дискретность, атомизированность ее процессов, утверждая роль конкретной творческой личности в суверенном художественном жесте.

Образность 'In a different light' строго линеарна и геометрична в своем топографической целостности - в ней развертывается драматургия истории нашего сознания, нашего зрения, помехи и помарки, осыпи и разрушения, миражи и откровения. В их слоях скрывается камера обскура, изобретения Роджера Бекона, открытие многочисленного инструментария оптики и, наконец, электронно-энергетическая технология. Сами художники - Владимир Кузьмин и Урсула Молитор - в измерениях инсталляций превращаются в естественный инструмент времени; элементарными средствами они фиксируют все микроперемены в организме культуры, в его историческом развитии, так же как кардиограмма тождественно отражает сердцебиение, предупреждая о принципиальных изменениях в строении нашей цивилизации и ее духовной телесности.

Творческий процесс в пространстве инсталляции выявляет себя в парадоксе страдательного залога, открываясь реальности и впуская ее в себя, в свои собственные внутренние состояния. Художник в этой концепции осознает свою миссию в образе воспринимающего и воспринимаемого, который не только 'смотрит' сам, но, главное, на которого 'сморят' и к которому обращен взгляд сущего. Присутствие реальности в этом экологическом художественном поведении воспринимается как ее органическая жизнь в ритмических состояниях равновесия и пульсации внутреннем энергии - как прилив и отлив, приход и уход, вдох и выдох, где ДА постоянно чередуется с НЕТ, меняя полярности и вновь возвращаясь в ДА.

Аналитическая технология, используемая Владимиром Кузьмином и Урсулой Молитор, в репродуцировании факта искусства, становится в этой художественной системе структурной записью естественного существования (появление-исчезновение) визуального образа, двоичностью мира, универсальным диалогом между 0 и 1. Его драматичность и вместе с тем его естественная просветленность в границах концептуального визуального механизма отчетливо проступает в травматических пространствах и, собственно, в 'руинах' МУАРа. В их раздвоенном топосе рвутся и расползаются пространственные координаты свободной, как бы случайной инсталляции из неоновых трубок и надвигающейся гравитации андеграундного экспозиционного 'места', сближая платоновскую геометрию с рельефами и контурами фрактальной геометрии неонового света. Раскрываясь своими складками и нишами, заставляя вспомнить метафизические парадоксы в деконструкциях Жака Деррида и складках Жиля Делеза, инсталляция 'In a different light' отсылает к трагической и сюрреалистической истории Германии и России, к драматизму проблемы 'Европы после дождя', поставленной Максом Эрнстом. В этой точке зрения инсталляция 'In a different light' открывается не только своим процессом, его непрерывной длительностью, но и его контрапунктом - как фотографическая вспышка, в остром чувстве вины, в феномене нашего странного неизбывного присутвия в мире, и в конечном счете открывается в каждом из нас, чтобы 'впустить' себя в наше измерение и отождествиться с нами.

Искусство Владимира Кузьмина и Урсулы Молитор обладает редким даром переживать опыт ночи, магическую паузу, отсутствие-присутствие света, его ирреальность, искусственность, когда мир теряет свою солнечную стабильность, но обретает возможность человеческого осмысления своей данности. Отказываясь от одухотворенной материи, от ее божественной сотворенности, он оказывается на грани беззащитного существования. И тогда здесь именно человек, художник, становится проводником света, направляясь в глубины собственного рождения. Этот жест вспоминающего самоуглубления пронизывает все совместное творчество Владимира Кузьмина и Урсулы Молитор, превращая его в настойчивое вопрошание, в жест Орфея в царстве Ночи. Не той ночи, которая приносит 'бессонницу' или 'полусонные грёзы', но той ночи, которая открывает великое бодрствование и которое Франц Кафка определил как состояние, где обязательно кто-нибудь не спит и охраняет наш сон, 'где кто-то должен быть на страже, бодрствовать кто-то должен'.

Виталий Пацюков






М У З Е Й   А Р Х И Т Е К Т У Р Ы

и

К Р О К И Н Г А Л Е Р Е Я


molitor & kuzmin
владимир кузьмин / урсула молитор


In a Different Light


Музей Архитектуры им. Щусева, ул. Воздвиженка 5, Флигель - Руина


официальное открытие выставки 9 декабря 2008 в 18.00
/ строго по пригласительным билетам или по специальной аккредитации для СМИ /


выставка открыта для посещения c 10 декабря 2008



Залы музея открыты с 11:00 до 19:00
Выходной день: понедельник
Цена билета 100 руб.

МУАР
(495) 691-21-09, 690-05-51
schusev@muar.ru
www.muar.ru

Крокин галерея
(495) 959-01-41, 959-01-38
info@krokingallery.com
www.krokingallery.com

molitor&kuzmin
www.molitor-kuzmin-art.de
homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2017 Krokin Gallery, All Rights Reserved.