Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки

2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2007
2006
2005
2004
2003
9 ответов Александра Джикии на вопросы Александра Петровичева о выставке ЛАБИРИНТ
14 Ноябрь 2009

Александр Джикия
Л А Б И Р И Н Т
или история Минотавра


(скульптура, графика, объекты)

19. 11. 09 - 20. 12. 09


Вернисаж 19 ноября с 18.00

9 ответов АЛЕКСАНДРА ДЖИКИИ на вопросы Александра Петровичева о проекте ЛАБИРИНТ

А. Петровичев Александр, твоё увлечение эллинским искусством обусловлено долгим пребыванием на территории исторической античности или мотивации в ином, исключительно во внутренней логике твоего поиска?

А. Джикия Честно говоря, многие художники в определенный период своей жизни обращались к теме античности. Обычно это совпадает с периодом, называемым кризисом среднего возраста, когда у человека меняется картина мира, и он не может больше оставаться таким, каким привык быть. В моем случае, это наложилось еще на длительное пребывание за границей, так что эффект был двойным - я потерял способность рисовать так, как раньше, и все, что я делал, пользуясь старыми концепциями, вызывало у меня такое раздражение, что я рисовать просто перестал. Потом, волею судеб я оказался в университете Билкент в Анкаре, на совершенно новом месте в совершенно новом для себя статусе университетского преподавателя. Поначалу, у меня было достаточно много свободного времени, и я стал проводить его в университетской библиотеке, считающейся (по праву) одной из лучших в Турции. Вот в этой самой библиотеке я и нашел себе занятие на следующие несколько лет. Сначала я робко попробовал порисовать "с натуры", чем не занимался с институтских времен. "Натурой" были репродукции древнегреческой вазописи. Как ни странно, у меня получилось что-то более-менее интересное, прежде всего мне самому - и понеслось. В начале 2001 года я привёз и показал в Москве около 100 рисунков по мотивам греческих ваз.

А. Петровичев То есть, и у тебя единственным выходом из кризиса оказалась неожиданная инновация? Ты открыл для себя иной формат?

А. Джикия По крайней мере, я обеспечил себе на некоторое время "фронт работ" и начал рисовать что-то меня удовлетворявшее. Рассматривая многочисленные каталоги по древнегреческому искусству, я наткнулся неожиданно на крито-микенские печати, о которых практически ничего раньше не знал. Это оказался мир, который захватил меня по-настоящему. Во-первых, перерисовывать рисунки не так интересно, как рисовать с миниатюрных рельефов. Во вторых, как это ни странно, микенские миниатюры содержат гораздо больше знания передачи форм и движения, чем греческая вазопись, они ближе к современному (я имею в виду начало ХХ века) искусству. Я на самом деле вжился в мир микенских печатей, я дружил со львами, драконами, грифонами и собаками, и я восхищался удивительными микенскими мужчинами, прыгающими через быков и женщинами, несущими змей и кормящими грудью грифонов и львов. За пару лет я нарисовал больше 300 рисунков на тему крито-микенских печатей. В какой-то степени, я чувствовал себя переводчиком, обнаружившим древнюю непрочитанную библиотеку, который спешит перевести самое для себя интересное на современный язык. Мне казалось, что я на самом деле понимаю художников, творивших больше 3000 лет назад, и что, может быть, я был одним из них..

А. Петровичев То есть, ты сделал попытку раскрыть себя через первообразы античности, и через сюжеты древней мифологии? Они оказались для тебя интереснее той формы, которую репродуцировали поколения активных эстетов и наслаждались эстеты пассивные?


А. Джикия Разные времена, разные вкусы, разные художники. Каждый выбирает то, что ближе ему и его времени. ХIХ век увлекался романтической красотой поздней античности. Началу ХХ века была ближе архаика. Мне тоже. И не только внешне, но и внутренне. Мой собственный стиль рисования принципиально не отличается от стиля древнегреческой вазописи - те же линейно-теневые проекции на плоскость, то же искажение форм, те же мифологически-бытовые сюжеты и те же подписи к изображениям.

А. Петровичев А когда, ты начал плотно заниматься т. н. 'переводами' античной вазописи на свой язык?

А. Джикия В 2000 году, а закончить думаю сейчас. Теперь у меня снова достаточно сил говорить своими словами. На этой выставке я покажу какое-то количество рисунков 2001-2002 годов на тему микенских печатей, которые как раз вернулись из Тессалоник с выставки в Археологическом музее, и которых я в Москве никогда не показывал - но только потому, что там есть много минотавров. Ведь греки знали о Минотавре понаслышке, а микенцы видели его живым. Остальные работы все будут "мои", не перерисованные.

А. Петровичев Примечательным, мне кажется и то, что в данном случае, ты оканчиваешь достаточно сложную тему или проект, но начинаешь, а точнее активнее вводишь в своё искусство новый для тебя материал и объём - деревянную скульптуру. Недавно, на выставке 'Трактористы' в Крокин галерее, ты презентовал красный деревянный бульдозер. Ты непрерывно расширяешь горизонты авторского языка. Что послужило импульсом в данном случае?

А. Джикия Оля и некоторое количество обрезков бруса, оставшегося после строительства одной беседки на Остоженке под кодовым названием "Домкино", построенной по моему проекту и с моим участием. Оле приснился сон - бульдозер с зеркалом в ковше. Я склеил модель из картона, а потом взялся за пилу и сделал бульдозер. Пригодился опыт работы плотником в Гуггенхейме в бытность мою в Нью-Йорке. И тут, как говорил незабвенный Остап Бендер, 'лёд тронулся', и стали появляться другие скульптуры. На этой выставке мы покажем около 10 объектов, некоторые из которых сделали вместе, и не только из дерева.

А. Петровичев Но для большинства почитателей твоего искусства - ты ассоциируешься именно с графикой?

А. Джикия Точно так же, как пишущие люди делятся на писателей и поэтов, рисующие делятся на живописцев и графиков; это очень грубое разделение, но философски оправданное. Есть люди, увлекающиеся тканью материального мира, фактурой, деталями, способные к длительному повествованию. Другим интересно движение, воздух, фиксирование моментальных образов. Не случайно, многие поэты были хорошими рисовальщиками, в отличие от писателей. Я долгое время увлекался ловлей визуально-вербальных образов, проскакивавших в моем сознании, и у меня получались скорее проекты художественных произведений, чем сами художественные произведения. Может, сказалось архитектурное образование - для меня проект, идея были уже самодостаточны. Теперь настало время собирать камни. Возможно, скульптура - это мой способ овеществления идей. Многие из моих старых рисунков могли бы стать скульптурами. В своих записных книжках я с удивлением обнаружил несколько десятков проектов скульптур. Да и сейчас, в процессе работы над новой выставкой, появились (и сразу материализовались) несколько неплохих скульптурных идей. Что касается трехмерного мышления - то с этим у меня на самом деле все в порядке со времен победоносного изучения начертательной геометрии.

А. Петровичев О технике, о форме, поговорили. Теперь о содержании. Твоя новая выставка называется 'Лабиринт или история Минотавра'. Сюжет привлёк внимание, как я понимаю, в Турции, в университетской библиотеке?

А. Джикия Нет, у меня есть несколько излюбленных мифов, каким-то образом оказавшихся созвучными моей судьбе. Миф о Минотавре один из них. Минотавр это я. Дедал это я, и когда-то я был Икаром. На этой выставке будут работы, сделанные в начале 80-х, в середине 90-х, и уже в новом веке. Я думаю, что миф о Минотавре близок многим художникам - достаточно вспомнить Пикассо и Борхеса. Я вижу это ситуацию в похожем свете: Минотавр, полу-бык или получеловек, незаконнорожденный сын похотливой царицы, влюбленный в собственную сестру, проживающий в лабиринте, построенным безумным архитектором Дедалом, водящий дружбу с Икаром, размышляющий о жизни и пишущий стихи - вот каким я его вижу. Минотавр в депрессии, в ярости, в печали, в маске, в шляпе, на фронте, убитый Минотавр, Минотавр в старости, с и без своей Ариадны. Про него можно сказать одно - он без ножа. Тесей с ножом.

А. Петровичев Твоё искусство достаточно персонифицировано, это относится и к вышесказанному. Возможно ли вообще настоящее искусство без персонификации?

А. Джикия Парадокс заключается в том, что, чем настоящее искусство, тем меньше в нем автора, но от этого автор становится лучше виден. Мой учитель Николай Николаевич Маркаров говорил мне: 'Джикия, когда человек берет в руки карандаш, он стоит перед людьми голым'.

А. Петровичев В таком случае, голым стоять не страшно?

А. Джикия Бывают вещи пострашнее. А голыми и так стоят все друг перед другом. Люди, которые, тыча пальцами в короля, кричали, что король голый, сами были без штанов, как впрочем, и портные, сшившие ему новое платье.

homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2017 Krokin Gallery, All Rights Reserved.